?

Log in

Почти мемуарное

Когда я была маленькая, то одна моя знакомая была уже совсем не маленькая, а ого-го какая тетенька. Ну так бывает иногда – назовем это роковыми коллизиями судьбы. Знакомую звали, зовут и будут звать, допустим, Оля. И так исторически сложилось, что эта самая Оля была и остается, что называется, женщиной с изюминкой. Впрочем, правильнее сказать, с мешком изюма. Ну знаете, так бывает, - когда человек автоматически влюбляет в себя всех окружающих, не прилагая к этому никаких особенных усилий.  Я, как вы понимаете, это все не просто так уточняю, а по причине. Ну да об этом ниже.
У девушки Оли на момент описываемых событий была очень насыщенная жизнь. Насыщенность выражалась в наличии а) личного счастья в лице девушки по имени Аня и б)личного транспорта по имени Жигули шестой модели. С этих-то Жигулей, собственно,  все и началось.
Вернее, началось все с продажи этих самых Жигулей, за которой, по законам русского народного обычая, последовало обмывание удачной сделки со счастливыми владельцами бывшей Олиной машины.   
Сделка оказалась настолько удачной, что банкет затянулся до позднего вечера, а состояние участников постепенно дошло до той кондиции, когда душа все еще жаждет праздника, а жопа – приключений. На беду, под той самой жопой, что жаждала приключений, Оля обнаружила газету с многообещающим названием «Реклама - Шанс». Сначала Оля как порядочная читала объявления в разделе «Продам автомобиль» - ну с целью обретения очередного автотранспорта взамен добровольно утраченной шестерки. Но, волею судеб, раздел «Продам автомобиль» сменил раздел «Экзотические животные», где обнаружилось объявление о том, что некто продает лемура.
К этому моменту самоощущение Оли было таково, что жизнь без лемура казалась чем-то страшным, ужасающим и несправедливым. Посему Оля пошла восстанавливать эту самую справедливость самым предсказуемым способом – покупать лемура. Вернее, сначала она пошла звонить счастливым обладателям этого животного. Шел второй час ночи.  Пойти покупать лемураCollapse )
Тебе, конечно.

Танька проснулась в непутевом настроении. Нехотя поднявшись с кровати, она выглянула в окно. Классически-мрачный осенний Питер улучшению настроения не способствовал категорически. Не способствовало ему и ноющее правое плечо. "Странно", - подумала Танька, - "вроде нигде не ударялась, тяжестей не поднимала. Что же ты так ноешь?"
Вопрос остался без ответа. Отвечать было некому. Ну потому что толстый Танькин кот разговаривать не умел, а та, с кем можно было бы поговорить… Ох, в двух словах и не объяснишь. Короче говоря, любимая Танькина женщина в данный момент разговаривать с ней тоже не могла. Ну потому что дура-Танька, кажется, сначала разбила ей сердце, а потом сделала тоже самое со своим. Или наоборот. Или это вовсе произошло одновременно? Впрочем, какая разница. Последовательность действий в таких историях, как показывает опыт, совсем не важна. Важен лишь результат.
Танька в очередной раз потерла ноющее плечо, вздохнула – а что еще оставалось? - и пошла собираться на работу.
Сборы были недолгими – уже один лишь беглый взгляд, брошенный в зеркало во время чистки зубов, показал, что никакой макияж ЭТО не спасет. А раз так – ну его вовсе. Ну может, в конце-то концов, тридцатилетняя девушка – да, девушка! Девушка, я сказала! А кто думает иначе, тот дурак! – позволить себе один день походить без макияжа? Может. Факт.  
Read more...Collapse )Read more...Collapse )Read more...Collapse )  

Чуть-чуть про Бразилию

Есть еще, конечно. Потом. Если захотите.





















Мемуарное

Когда я была маленькой, то тени под глазами появлялись только если их туда заранее положить из косметического набора. Сейчас все иначе, но я не об этом.
Однажды меня позвали на свадьбу. Мне тогда уже было много лет, - целых 18, а еще четыре месяца и 24 дня, поэтому была зима. Я приехала на свадьбу как порядочная, однако потом все изменилось, но я расскажу в подробностях.
Тут надо заметить, что на свадьбу меня позвали не за просто так, а с рассчетом - я должна была быть свидетельницей. Поэтому уже в день моего приезда меня обмотали ужасной лентой, благодаря чему на пузе у меня была надпись "Почетный", а на жопе "Свидетель" - видимо, так было задумано, чтобы уже со спины было понятно, кого тут нужно убирать первым делом. Я сначала немного поплакала в туалете, а потом вышла, потому что была очередь, а я очень жалостливая к людям. Потом мы с невестой, которую нужно было отдать замуж, стали готовиться ко сну, в связи с чем пошли есть на кухню - мы так и до сих пор иногда делаем. Часто уже нельзя, потому что возраст и задница. Но это я отвлеклась.
Так вот. Тут стоит сказать, что невеста была знатной кулинаркой - а вы как думали? В 17 лет замуж выходить, это вам не на форточке кататься! Особенно ей удавались блюда из яиц и пельмени по старинному рецепту. Записывайте: вскипятить воду в кастрюле, посолить, высыпать пельмени из пачки. Через 15 минут блюдо готово. Налакомившись такими деликатесами, мы сразу же решили отдаться Морфею. Я стала отдаваться этому знатному парню на ее кровати, а она на раскладушке, потому что так полагается, если у тебя есть одновременно совесть и гости. Настала глубокая ночь. А у меня как ночь, так здрасьте вам. И вам здрасьте, и вам. И вот вам, в зеленой пижаме, тоже. Потому что ночью я бегаю на водопой, как полковая лошадь - такая у меня особенность. И я, зная про нее, обычно ставлю около кровати стакан воды, чтобы не дай бог от беготни этой не похудеть. Но тут прорухе надоела старуха, и она добралась до меня - я забыла попросить у невесты стакан. Хотя она щедрая девка, ей стакана для меня было бы не жаль. Но вот таковы были жизненные аллюзии. Ну и просыпаюсь я ночью, вокруг кромешная тьма, а мне пить хочется так, что даже спать не могу. Ну и стала я красться, как тать в нощи. Прокралась на кухню, обнаружила там источник благоговенной влаги, утолила жажду и отправилась в обратный путь. И вот надо же такому случиться, что права оказалась народная мудрость, которая гласит нам о коварстве девичей памяти! Я забыла про невесту на раскладушке! И со всего своего юного весу наступила аккурат на край этой самой бисовой портативной кровати.
Дальше было красиво - раскладушка резко идет вверх, невеста резко летит вбок, раздается грохот, зажигается свет, все ликуют, а невестина бабушка в соседней комнате орет, счастливая: "помогите, насилуют"!
Потом, конечно, все выяснилось, меня пожурили, но простили - потому что на мне, как вы помните, была лента о том, что я почетный свидетель.
Настало утро, когда стало пора идти взамуж. Мы уже почти было собрались, но тут приехал жених. Приехал он на час ранее, а невеста еще челку не до конца начесала. Поэтому меня послали быть досугом для жениха. Тот, кто подумал про плохое, на этот раз идет разбирать антресоли, а остальные слушают далее. Я должна была развлечь жениха приятной беседой. Мы и развлекались ей целых полчаса, а потом страшно устали. Ну и я говорю ему: "Слышь, ты, а ну покажи кольцо!", а он такой мне: "На!", и давай мне перстень в руки пихать. Сидим, зырим. И тут он стал выражать сомнения - мол, покупал его без невесты, а вдруг оно ей велико. Я, как истинный друг и товарищ, тут же его успокоила советом. Я сказала так: "Не ссы, сча всё наладим! У нас один размер. Если мне как раз, то и ей, а если вдруг нет - женишься на ком-нибудь другом!". Ну он обрадованный этой вестью и стал мне кольцо на палец натягивать. И так торопился, что пальцы перепутал. И вот сижу я, с кольцом на среднем пальце, и понимаю, что все. Не спасет меня в этот раз ни надпись на жопе, ни умение хорошо бегать на разные дистанции. Потому что кольцо застряло. Совсем, то есть напрочь. Далее мы поплакали минут 15 и поняли, что осталось всего 5 на то, чтобы кольцо снять. И стали его снимать. Сначала мы мылили кольцо. Потом мы мылили палец. Потом все руку до самой пятки. Ничего не помогало. И тогда жених решился на самый верный способ, который существует для тех, у кого что-то где-то застряло. Слушайте, пока я добрая. Для того, чтобы что-то с чего-то снять, нужно обхватить ртом это что-то вместе с чего-то и тянуть на себя губами. Именно так жених и стал поступать с моим пальцем.
Стоит ли говорить далее, что именно в этот момент зашла невеста? Правильно, не стоит. Потому что зашла не невеста, а ее здравомыслящая мама. Которая посмотрела на нас и сказала: "Хорошо, что ты, мой будущий зять, решил его померять Тане на палец, а не себе на ...". Вот так прямо и сказала. Даже то слово сказала, которое я заменила точечками.
После этого мы стали ржать, и жених в порыве смеха укусил меня за палец, я дернулась, а кольцо осталось у него во рту. После этого мы с мамой невесты заорали: "Только не глотай!", и все закончилось хорошо, как, впрочем, завсегда и бывает исключительно благодаря женщинам.
 

Ну и завершает тройку финалистов, под звуки песни про "любимый город может спать спокойно" (песня выбрана не в бровь, а в глаз, потому что я оттуда уже уехала) город моей мечты.
Рига.  

Париж.

Он, на самом деле, был весной, т.е. до Испании, которая была летом. Но не суть, главное, что я таки выполнила сто лет назад данное обещание и показываю фотокарты.



И снова - продолжение следует.

Меня тут давно не было, но у меня уважительная причина  - я была в других местах, а, как известно, одновременно быть везде - невозможно. За то, что Вы так долго терпели, я сейчас сожру ваш траффик, показав фотокарты той местности, где я была.

Начнем с Испании.

 
Продолжение следует

Мемуарное

Когда я была маленькая, то моим родителям нечаянно повезло – день рождения у меня был только раз в году. Сейчас все иначе – у меня день рождения как только я захочу, потому что так веселее. И потом, отметишь день рождения раз писят ежегодно на протяжении трех лет, а потом на вопрос о возрасте отвечаешь смело и не задумываясь! Вы представляете, сколько комплиментов будет? «Ах, Татьяна, Вы прекрасно сохранились для своих ста восьмидесяти!» «У Вас такая жопа, как будто Вам всего 30, а не сто восемьдесят», ну и т.д. Одним словом – подумайте. А я пока расскажу про то, когда я была маленькой, а день рождения был всего раз в году.
В один из таких дней мама решила устроить мне праздник. Правда мама не подумала, что понятия о праздниках у нас с ней не совпадают, ну да обо всем по порядку.
Началось все стандартно – с салата. Мама решила поразить всех своим кулинарным искусством и на любимый всеми тогда салат оливье посадить поросят и, не побоюсь этого слова, зайчиков. Поросят и зайчиков мама изваяла из половинок яйца, кусочков морковки – вместо пятачков (в случае поросят) и колец лука - вместо ушей (в случае зайцев). А я, ну так уж сложилось, салат любила не очень, зато вот яйца, сваренные вкрутую – бе-зум-но. Но мне их не давали, потому что опасались, что я после этой вакханалии начну кудахтать и нестись сама. А тут вдруг мне подвалило счастье – целый хрустальный тазик оливье, а на нем, как на поле непаханом, – стада яиц. Ну то есть зайцев и поросят.
Сначала я съела одного зайца, надеясь на то, что такой потери никто не заметит. Потом я увидела, что у зайчихи, что паслась по соседству с моей первой жертвой, в глазу застыла слеза скорби по безвременно ушедшему от нее товарищу, на которого, видимо, у нее были матримониальные планы. А я такой человек, понимаете, что когда я вижу как женщина-заяц плачет – я не могу ничего с собой поделать. Поэтому ее я тоже съела.
Потом я оценила нанесенный композиции ущерб и пришла к выводу, что левый фронт скульптурной группы выглядит несколько кучнее, чем правый, который потерял сразу двух бойцов. Пришлось прореживать и левый фронт.
После прореживания жить стало веселее, только вот оказалось, что поросят теперь куда больше, чем зайцев. Вздохнув, я, с мыслями о том, что искусство вечно в наших сердцах, принялась за хрюшек. Когда хрюшки кончились, то я посмотрела на одинокого зайца, чудом уцелевшего после Хиросимы и Нагасаки в моем лице, и решила, что не стоит и его оставлять, потому что каждый знает народную мудрость про «один в поле не воин», а также про то, что спорить с народом – вредно для здоровья.
Сыто икая, я отвалилась от миски с салатом. Все было кончено. Поле битвы было усыпано луковыми ушами и морковными пятачками, пленных не было. Зато я чувствовала себя прекрасно. Но недолго. Ибо посетило меня видение: родная мать, убивающая свою дочь, вырезавшую племя яичных поселенцев.
Слова «пиздец» я тогда еще не знала, зато четко знала его значение. И в очередной раз искать благозвучные синонимы мне ой как не хотелось. Посему я решила быстренько сварить с десяточек яиц и поставить муляжи, благо грим в виде ушей и пятачков был в целости и сохранности. Однако, к моему вящему ужасу, яиц в доме на этот момент было всего два, да и те у нашего кота Васьки, который всем своим видом показывал, что помогать мне он не намерен.
И вот тут, наверное, впору было впасть в тоску и отчаянье. Но именно в этот момент меня посетил грандиозный план. На воплощение плана ушло около трех минут, после чего я пошла наряжаться в красивое платье и расчищать пространство для подарков.
Далее было так – на кухню пришла мама, а потом с кухни донеслось: «Татьянааааа!», из чего я сделала вывод, что мой план провалился. После этого самое уместное было бы провалиться вместе с ним, но мы жили в благоустроенном доме, в котором это практически невозможно. Поэтому мне пришлось понести наказание, я, правда, уже и не помню какое.
На этом, в принципе, можно было бы поставить точку, но я знаю, что Родина мне не простит, если я не открою все карты про свой грандиозный план.
План был такой: я в художественном беспорядке воткнула в салат оливье оставшиеся от зайцев уши из лука и пятачки от поросят. Рядом с салатом я разместила записку про то, что, кажется, у нас было землетрясение, и теперь придется есть салат с невинно убиенными.
Думаю, что эта писулька-то меня и подвела. Хотя, на самом деле, мораль как всегда одна – надо меньше жрать.

Мемуарное

Когда я была маленькой, то однажды детство кончилось. Меня разбудили рано утром, засунули в одежду и повели на расстрел в магазин.
Проснулась я много позже, и тут же поняла, что дело не чисто: во-первых, я была одета в нечто сомнительного фасона. Нечто оказалось подозрительного коричневого цвета. Принюхавшись, я поняла, что все еще не так чтобы уж совсем плохо. Однако, спустя несколько секунд стало ясно, что сюрпризы на этом не закончились - меня просунули в какую-то непонятную конструкцию, напоминающую папин портфель, но с лямками. Да-да. Вы все правильно понимаете – мне купили форменное платье и ранец. Ранец я прекрасно помню до сих пор, потому что «не забывается такое никогда»: по красному полю с – внимание! – синей травой скакал заяц. Далее присядьте, а если вы ребенок или беременная женщина – закройте глаза, потому что это только начало. Родиной зайца явно была Голландия, ибо такой счастливой рожи и таких косых глаз я не встречала больше ни в одной стране мира. Помимо вышеобозначенного, у зайца были волосатые – о ужас! – уши, да и вообще все тело, включая зубы, в которых этот рьяный защитник слогана «Скажи наркотикам – да!» крепко сжимал дневник, на каждой странице которого была нарисована жирная пятерка. Предваряя последующие вопросы, уточню – лапы у ушастого были заняты букетом все той же синей травы и мешочком, куда, вероятно, он поместил букеты про запас.
Ужас заключался в том, что мама, ткнув пальцем в зайца, сказала мне, ласково улыбаясь: «Вот, Танечка, пойдешь в школу – станешь такой же!».
Перспектива провести остаток своей жизни в виде зубастого грызуна с явными проблемами в области офтальмологии, наркологии и косметологии меня отнюдь не прельстила, поэтому я затаила в сердце ненависть.
Вечером того же дня стало понятно – от школы не отвертеться. Моя подруга Женя, проживающая по соседству, со слезами на глазах продемонстрировала ранец примерно такой же конструкции, как и у меня, только у нее заместо зайца был лось в свитере и, почему-то, резиновых сапогах. Впрочем, это детали, но именно благодаря им я поняла, что все может быть еще хуже, чем у меня.
Еще через неделю я, в белом фартуке поверх коричневого безобразия, прикрывая свой фронт метровыми гладиолусами, а тыл – мешком со сменной обувью, короткими перебежками кралась к школе.
Со всех концов нашего района в том же направлении вереницами тянулись такие же бедолаги, как и я. Впрочем, надо отдать должно выдержке отдельных неофитов – на их лицах нервно дрожала улыбка. Хотя сами они тоже дрожали будь здоров, чего уж там.
И было от чего - трудности начались почти с самого порога учебного заведения. Женщина в синем платье и кудрявой прическе собрала несколько человек и сказала: «Сейчас будет линейка!». Мы переглянулись и вопросительно посмотрели женщине туда, где у нее было под прической.
Оттуда снова донеслось: «Дети, внимание! Линейка!».
Мы снова переглянулись. Я взволнованно вспотела. Потому что а) никакой линейки я перед собой не увидела и б) меня всегда пугали неадекватные люди.
Спустя некоторое время усилиями массовки из веселящихся родителей стало понятно, что линейка таки будет и будет она, не побоюсь этого слова, живая. Погрозив кулаком злорадным предкам, я заняла свое место в ряду камикадзе.
После линейки нас повели. Внимательно прослушав тридцатиминутный урок мира и натолкнувшись на непонимание со стороны кудрявой прически в момент, когда я сложила из листа бумаги белую панамку вместо самолетика – согласитесь, что это гораздо более полезный предмет, - я поняла, что надо действовать. Ввиду чего было принято волевое решение со школой быстренько закончить.
Закончить со школой можно было двумя способами:
А) взрыв
Б) иное.
За неимением опыта и достаточного количества подручных средств был выбран план б). Кстати, скажу по секрету, что план а) тоже был использован, но чуть позже и не мной, но про это в другой раз.
Я же в том самом 86 году рассудила так – если человек плохо работает, то, как мне говорила мама, его увольняют. Поэтому мне, всего лишь, нужно было плохо учиться.
Первым делом я, легким росчерком пера типа черный фломастер, исправила отметки у уже примелькавшегося и оттого ставшего почти родным, косоглазого зайца. Вторым делом я задумала получить двойку уже в свой дневник. Однако выяснилось, что не все так просто – первый 3 месяца отметки мне ставить вообще никто не собирался. Процесс затягивался. Я нервничала. Заяц изрядно поистерся в боях и оттого казался все более милым.
Спустя 3 месяца кудрявая прическа, которую, как оказалось, звали Галина Ивановна, попросила меня сделать у нее на столе две кучки. Кто сказал «ха-ха» - идет пылесосить, я точку поставила чисто автоматически. Так вот, кучки надо было сделать из счетных палочек, положив в одну 10 красных, а в другую – 10 синих. Я с сочувствием посмотрела на бедолагу, подумала, что грех отказывать убогому и, вздохнув, рассортировала палки. В конце я предложила ей свою помощь на будущее – а то ведь пойдет батон покупать, да и отдаст им всю зарплату.
Галина Ивановна нервно захихикала и попросила принести дневник. Я с восторгом подумала – вот оно! Сейчас мне влепят пару, да еще и замечание! С чувством глубокого удовлетворения и принесла учительнице свой тогдашний дайричек. Каково же было мое удивление, когда на странице оного, аккурат напротив слова «математика» заблестела круглым боком толстая пятерка, нарисованная самой что ни на есть красной пастой.
Надо сказать, что Галина Ивановна не успокаивалась, и, воспользовавшись состоянием глубокого шока, в котором я находилась, быстренько попросила почитать ей вслух. Очнулась я в момент, когда над ухом раздался щелчок секундомера, а Галина Ивановна, изрядно довольная собой, сказала: «Ого! 100 слов в минуту! Неси дневник.»
Дальше было хуже, потому что настала зима, и нас привезли на центральный городской стадион. Там я быстро замерзла и поэтому побежала. Потом оказалось, что я неплохо бегаю стометровку и поэтому еду на соревнования.
Так меня засосала трясина образования, дорогие ребята. Причем настолько, что закончив школу я снова пошла учиться. И даже не один раз. А теперь со мной стало то, что вы уже много раз видели на фотокартах, только сейчас у меня еще дергается туловище в такт музыке. Поэтому, дорогие ребята, одевайтесь теплее- берегите своих будущих детей и давайте им знания строго дозировано.
Я кончила (с, Галина Ивановна).